Блог Умной Совы

полюби себя и мир подтянется

Где учиться ребенку-аутисту?



style="display:inline-block;width:320px;height:100px"
data-ad-client="ca-pub-1166524260422113"
data-ad-slot="7750357986">

shkolaytizm

 

Эту статья была опубликована на сайте «Комсомольской правды».

Привожу ее полностью, надеюсь, что информация, изложенная в статье, будет для вас полезной.

На северо-востоке Москвы открылся новый центр реабилитации для детей-аутистов

Многих слово «аутизм» пугает. Его считают синонимом слова «псих». Или «шизофреник». Хотя это совершенно разные диагнозы.

Да, аутизм – это расстройство, нарушения развития головного мозга и нервной системы. У таких людей дефицит общения, попросту говоря, многие из них не умеют и не хотят общаться, гиперактивны. Хотя при этом в мире так много талантливых и знаменитых людей, у которых есть такие же расстройства аутичного спектра (РАС). Просто им когда-то помогли адаптироваться в общество.

В этом списке – голливудские режиссеры Тим Бертон и Вуди Аллен, король поп-музыки Майкл Джексон, художники Винсент Ван Гог и Энди Уорхол и еще десятки фамилий. Считается, что так называемый высокофункциональный аутизм (синдром Аспергера) — у основателя корпорации Microsoft Билла Гейтса и аргентинского футболиста Лионеля Месси, который в наши дни бьет всевозможные спортивные рекорды. То же расстройство было и у гениального физика Альберта Энштейна.

Многие дети-аутисты способны к обучению, талантливы, обладают нетривиальными способностями. Однако в России чаще всего они оказываются на обочине жизни.

Самое страшное для ребенка-аутиста — одиночество. Когда есть только он, его родители и их общая проблема. Нужно общение. Нужна коррекция, работа со специалистами. Раньше такими детками, в зависимости от сложности, занимались школы седьмого и восьмого вида. Но в последнее время их активно закрывают. На всю Москву таких школ остались считанные единицы.

Государство взяло курс на давно работающую на Западе программу адаптации инвалидов в общество. Инклюзия называется. Это когда ребят с особенностями развития берут в обычные классы, где по 20-30 человек. Идея красивая и правильная. Но на деле…

Вы же знаете: дети бывают очень жестокими. Ребята-аутисты в обычных школах чаще всего становятся настоящими изгоями. Учителя? Учителя – люди без специального образования для работы с такими детками. При всем желании что-то сделать с ребенком-аутистом им очень сложно.

Помимо хорошего отношения нужна еще и коррекция. Для многих такой мальчик или такая девочка, отстающие от сверстников в развитии, настоящая обуза. Многих стараются спровадить из школы, вдалбливая родителям: ваш ребенок – НЕОБУЧАЕМ.

Да, по закону ни один директор не имеет права отказаться принять такого ребенка в свою школу. Но по факту «учеба» в обычной школе для аутиста – ежедневные удары по его самооценке. Чаще всего это отбрасывает ребенка назад, усугубляет проблемы. Большинство таких детей, разумеется, чувствуют, что среда их отторгает, что они отличаются от одноклассников. Что дальше? Вечная депрессия?

Наверное, через несколько лет все будет намного лучше. Но вот это первое поколение ребят из зарождающейся инклюзии – это, простите за высокие слова, мученики. По сути, родителям аутистов некуда идти.

На днях на северо-востоке Москвы открылся новый Центр реабилитации для детей-аутистов. Ежегодно здесь смогут получать помощь специалистов до 250 ребят.

Всем миром

wx1080 (1)Новый центр — это объединение усилий целой группы людей. Школа «Знак» еще несколько лет назад создала свое подразделение для детей с ограниченными возможностями – школу «Благо».

Ее классы с позволения руководства Крестовоздвиженской церкви расположены в усадьбе Алтуфьево. Теперь несколько помещений выделены под отделение Центра «Наш Солнечный Мир», у которого есть целая авторская программа реабилитации и адаптации деток-аутистов.



style="display:inline-block;width:320px;height:100px"
data-ad-client="ca-pub-1166524260422113"
data-ad-slot="7750357986">

Специалисты «Нашего Солнечного Мира» привнесли в новый центр свои технологии. Для многих ребят здесь предстоит по сути открывать для себя мир заново: учиться говорить, общаться, играть, бороться с собственными фобиями и зацикленностями.

— Наша цель — дальнейшая инклюзия детей в обычные классы, — говорит директор школы «Знак» Екатерина Божедомова. — Точечная или полная. В зависимости от того, какие детки. У нас и старше четвертого класса есть такие детки. И среди выпускников были аутисты. Кто-то пошел дальше учиться, кто-то – получил профессию и уже работает. Раньше это были младшие братья или сестры других наших учеников. Но потом мы стали создавать отдельные классы для детей с ограниченными возможностями.

— В обычных школах, знаю, бывают случаи, что родители выступают активно против, если в классе по инклюзии появляется ребенок-аутист. Как вам удается находить компромисс?

— Нам легче. У нас все-таки школа православная. И слова о любви к ближнему у нас не просто слова. Большинство родителей, которые приводят своих детей к нам в школу, – люди верующие. Им проще объяснить, почему в классе появился такой ребенок. А дети вообще очень быстро адаптируются, они изначально запрограммированы на добро. Есть идея с Крестовоздвиженским храмом создать целую гимназию, в которой бы учились дети с особенностями развития. А школа «Знак» станет для нее ресурсным центром, где детей можно будут интегрировать в общество сверстников через инклюзию.

Каждый сотый

Официальная статистика по аутистам в России — невысокая. Кому-то поставили другой диагноз. Где-то родители сознательно не идут на комиссию, надеясь, что «повзрослеет — пройдет». Скрывают. Где-то, чего уж говорить, такие детки рождаются в маргинальных семьях. Там уж папам с мамами просто не до них. Но специалисты считают, что на самом деле каждый сотый житель России имеет расстройства аутичного спектра.

— В прошлом году я был на специальном заседании Европарламента по аутизму, — рассказывает руководитель Центра «Наш солнечный мир» Игорь Шпицберг. — Там в очередной раз была озвучена цифра: 1 процент всего населения Европы – люди с расстройством аутичного спектра. Это подтверждает статистику Всемирной Организации Здравоохранения. Думаю, в России примерно такая же картина. Если в стране живут 150 миллионов человек, 1,5 миллиона из них – аутисты. Это очень много.

Кстати, «Наш Солнечный Мир» в 1991 году организовали сами родители, которые столкнулись с тогда совсем непонятным диагнозом «аутизм».

— Мы не зависели от каких-то там школ или методик, — говорит Шпицберг. — Наша задача была – помочь собственным детям, добиться результата. Можно сказать, что это были 25 лет селекции различных методов. Единственное, что мы никогда не принимали – тяжелые медикаменты, на которых настаивают некоторые психиатры. Нам нужна коррекция детей, а не подавление.

По словам специалиста, при правильной и своевременной коррекции около 60% деток с расстройствами аутичного спектра через несколько лет входят в норму. Могут жить в обществе. Работать, как все. Заводить собственные семьи.

— Я могу привести пример своего приемного сына. Он был как раз одним из тех детей, с которых начинался наш центр. У него была довольно сложная форма аутизма. Но сейчас ему 28 лет, он закончил университет и работает программистом.

автор Александр Рогоза

И в заключении хочу порекомендовать вам посмотреть небольшой видео-ролик Телеканала «24KZ»

Специальный репортаж. Где учиться детям-аутистам?

Пожалуйста, поделитесь этой заметкой с друзьями и близкими.

Вы никогда не узнаете,
какая мысль может изменить чью-то жизнь навсегда.
Поэтому хорошим, добрым, полезным не стесняйтесь делиться со всеми.
Просто нажмите на кнопочки соц.сетей ниже.150#120

До встречи!
И помните: вы совершенно исключительны!
Умная Сова



style="display:inline-block;width:300px;height:250px"
data-ad-client="ca-pub-1166524260422113"
data-ad-slot="3738960788">


АУТИЗМ

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *
Имя *
Email *
Сайт
Ваш комментарий
;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: